Hollywood c Леной Бассе

Венеция и Кино: Да будет свет!

- Прима Мостра -

Итак, Венецианский кинофестиваль еще раз доказал, что не зря носит звание основоположника мирового кинофестивального движения. Именно здесь, на Лидо, одном из песчаных островов, отделяющих Венецианскую лагуну от Адриатического моря, зародилась традиция чествования новых кинофильмов из разных стран и их создателей, предоставляя для этого свои площадки. Все началось после того, как один из итальянских промышленников, по имени Джузеппе Вольпи, стал инициатором расширения Венецианской международной художественной выставки, Биеннале, за счет показа кинофильмов, справедливо причислив их к виду искусства.

Таким образом, показ американского фильма «Доктор Джекилл и мистер Хайд», состоявшийся 6 августа 1932 года на террасе отеля «Excelsior», одного из самых шикарных того времени, ознаменовал новую эру в развитии киноискусства. Уже в следующий раз, а именно через два года, фестиваль приобрел соревновательный характер. С тех пор, благодаря своему успеху, он стал проводиться ежегодно. Несмотря на это, в официальном названии Венецианский кинофестиваль сохранил название «мостра», что как раз означает - «выставка».

За время своего существования, Мостра знавала множество взлетов и падений. Несмотря на катаклизмы ХХ века, Венецианскому фестивалю удалось сохранить свои позиции в «большой тройке» мировых кинофестивалей, в которую также входят Каннский и Берлинский. А теперь, ему удалось с честью справиться и с одним из катаклизмов ХХI века. После объявления пандемии в марте этого года, Мостра первым открыл свои кинозалы гостям со всего мира для празднования искусства по имени кино.

Если к кино относиться не только как к одному из видов искусства, но и представить его в виде одного из видов религии, то 77й Венецианский кинофестиваль надо было бы принять за безусловное чудо. Именно так, «a miracolo», назвала его в своей речи на открытии фестиваля Кэйт Бланшетт, ставшая Президентом международного жюри в этом году. А художественного директора фестиваля, Альберта Барбера, она заслуженно назвала «Чемпионом».

После того, как в конце мая этого года руководство Каннского фестиваля объявило о переносе работы на следующий год, а кинофестиваль в Торонто, который традиционно открывается сразу после Венецианского проводится в режиме онлайн, мало кто верил в то, что Италия, невероятно пострадавшая за время короновирусной эпидемии, может уже в сентябре принять у себя гостей со всего мира и открыть для них свои кинозалы.

Еще в конце июля, во время видео-интервью с Кэйт Бланшетт по поводу выхода телесериала «Без гражданства», я спросила ее о том, действительно ли она планирует лично присутствовать в Венеции. В ответ она сказала, что в данный момент, это одно из ее самых больших желаний. По правде говоря, я не могла представить, как это может произойти. Ведь большинство американских актеров в то время, не только не выезжали за рубеж, многие из них даже не выходили за пределы садового участка, на котором располагается их дом. В Голливуде были приостановлены все съемочные процессы. Все, именно все, американские кинокомпании отказались посылать своих представителей в Венецию, включая даже вездесущий Нетфликс. Никто не хотел брать на себя ответственность и давать гарантии безопасного нахождения на фестивале. Казалось, что вот-вот организаторы под руководством Барберы объявит о том, что работа фестиваля переходит в онлайн режим.

 

Но время шло, а таких объявлений все не было. И за день до дедлайна я все же решила подать документы на журналистскую аккредитацию. Каково же было мое удивление, когда мне с подтверждением на аккредитацию прислали подробные инструкции о том, что именно мне нужно сделать для того, чтобы я была допущена к работе на кинофестивале. В Венеции! Мне было необходимо сдать тест на COVID-19 не менее чем за 72 часа до прибытия на Лидо. Иначе, мне никто не гарантировал бы содействие в посещении не только самого фестиваля, но и Италии. О своих планах по поездке в Венецию, я почти никому не рассказывала: боялась, что им все же не суждено сбыться. И поэтому, когда я увидела в окно самолета каналы Венеции, я не могла сдержать слез.

Самолет из Франкфурта в Венецию был заполнен до отказа, и мне довелось услышать отрывки разговора соседок, предвкушавших посещение Венеции, когда «в городе не будет ни китайцев, ни американцев». Что ж, они были правы: и тех, и других, довольно редко можно было встретить на улицах Венеции. Среди иностранных гостей преобладали немцы, австрийцы и испанцы. Хотя, сам город вряд ли можно было бы назвать пустынным.

- Фестиваль во времена короны -

 По-видимому, в то, что этот фестиваль, действительно состоится, сами организаторы фестиваля также поверили лишь в последний момент. Как оказалось, к 77му кинофестивалю не было подготовлено специальной символики, как и не было снято традиционных заставок, которые всегда демонстрируются перед показами фильмов. Даже для фестивального постера использовали прошлогодний мотив. Но программный каталог все же был выпущен. А это означало, что впереди показался свет в конце туннеля. И не просто свет, а настоящая игра света под названием кино!

Прибыв на Лидо и получив аккредитацию, мне все равно не верилось в то, что все это не сон. Но Дворец Кино, специально построенный к открытию пятого кинофестиваля в августе 1937, где происходят торжественные церемонии открытия с красной дорожкой, и здание бывшего Казино, в котором не только располагаются кинозалы, но и пресс-центр кинофестиваля, были, действительно, заполнены людьми.

И пусть все гости были в медицинских масках, стараясь держаться друг от друга на расстоянии, они также, как и я, радовались встрече со старыми знакомыми, наслаждаясь Campari-Spritz на террасе кафе, куда обычно приходят отмечать премьерные показы участники фестиваля (Campari является официальным спонсором кинофестиваля) И самое главное: все они приехали сюда, для того, чтобы в компании с другими людьми смотреть новые кинофильмы.

Для того, чтобы праздник кино состоялся, руководство кинофестиваля ввело несколько простых правил, за выполнением которых контроль осуществлялся постоянно и повсеместно.

Прежде чем попасть на территорию фестиваля, гости помимо проверки содержимого сумок, подвергались еще и измерению температуры тела. На многочисленных проходных пунктах были установлены электронные термометры. Несмотря на то, что в Италии на улице ношение маски уже давно не является обязательным условием, все гости фестиваля были обязаны их носить, не снимая даже в кинозалах. Даже если кому-нибудь под прикрытием темноты хотелось на лице припустить маску, немного открыв нос, то к нему тут же неслышно подкрадывались служащие кинозала и жестами давали понять, что маску необходимо поправить.

Вся продажа билетов осуществлялась исключительно онлайн с обязательным бронированием мест в кинозале. Пересаживаться во время сеансов не разрешалось на случай, если вдруг выяснится, что кто-то из зрителей все же оказался инфицированным и потому, встала бы необходимость отследить его контакты. Хотя, из-за того, что все места для зрителей были расположены в шахматном порядке с обязательным свободным креслом между соседскими, риск заразиться сидя в зале, практически, сводился к нулю. Кроме того, такая рассадка приносила дополнительный комфорт: никто не дышал тебе в спину, не ставил сумку на подлокотник твоего кресла. Таким образом, исчезало чувство «локтя», хотя, чувство присутствия публики в зале сохранялось. Зато чувство локтя можно было испытать во время приветствия друг друга. При этом пример такой новой формы активно подавала сама Кэйт Бланшетт.

Интересно, что слово «mascerina» было вторым по употреблению среди итальянцев, после слова «allora». Маски становились главным атрибутом, на который обращали внимание не только служащие фестиваля, но и все, кто наблюдал за гостями на красной дорожке премьерных показов. Бардовые маски с изображением золотого льва, символа Венеции, стали в этом году одним из самых популярных сувениров, увозимых гостями с фестиваля. 

Хотя, самой красивой маской кинофестиваля была признана маска британской актрисы Тильды Суинтон, в которой та появилась на церемонии вручения ей почетного Золотого льва за вклад в развитие кинематографа. Будучи одной из самых экстравагантной и непохожей ни на кого другого актрис, Тильда не изменила своему имиджу, сменив медицинскую маску на золотую ажурную, наподобие тех, что используют на венецианских карнавалах. Тем самым, она отдала дань уважения этому необыкновенному городу. После того, как она получила из рук Кэйт Бланшетт статуэтку Золотого льва, то она и вовсе открыла лицо, одарив фотографов своей улыбкой.

Так как в этом году между фотографами, допущенными на красную дорожку, и ее участниками был поставлен высокий бетонный барьер, то разглядеть то, что происходило за ним, можно было лишь глядя на огромные телеэкраны, поставленные по обе стороны Дворца. Это фотография Тильды, единственная в этом репортаже, сделанная не мной, а итальянскими фотографами, которые любезно согласились взять мой телефон на специальную вышку для теле-корреспондентов, расположенную прямо напротив красной дорожки и сделать при помощи него несколько снимков. Вот такие чудеса взаимовыручки в Венеции наблюдались в этом году.

 

- Кино и его создатели -

В своей речи на сцене Дворца Кино, Тильда Суинтон призналась в любви к кинематографу, назвав его своей родиной. В Венеции уже не раз демонстрировались фильмы с ее участием. Достаточно вспомнить «Я – это любовь» и «Большой всплеск» Луки Гуаданьино, «Орландо» Салли Поттер и многие другие. В этом году на Венецианском кинофестивале состоялась премьера короткометражного фильма с ее участием, «Человеческие голоса», снятого Педро Альмодовар во время карантина. Для испанского режиссера этот фильм стал англоязычным дебютом. Хотя, картина длится всего лишь полчаса, но это действительно, картина: в сочных красках, с шикарными композициями, изысканной фактурой. И с героиней, на которую хочется постоянно смотреть и бесконечно ее слушать. И режиссёр, и актриса, превратили одноактную пьесу Жана Кокто в настоящее произведение искусств. Педро Альмодовар, который стал лауреатом почетного Золотого Льва в прошлом году, также приехал на фестиваль и в этот раз. Даже облаченного в маску, Педро невозможно было не узнать, точно также, как и его фильмы.

В этом году Венецианский кинофестиваль чествовал еще одного самобытного режиссера, Абеля Феррара, которому был вручен приз Жежер Лекультр, учрежденный швейцарским производителем часов класса «Люкс». Каждый его фильм, это путешествие вовнутрь самого себя, даже если при этом в главной роли частенько снимается его друг, Уиллем Дефо. Вот и в этот раз, на кинофестивале был показан его документальный фильм «Спортивная жизнь», задуманный американским режиссером, давно живущим в Италии, как видео, документирующее создание его фильма «Сибирь» с Уиллем Дефо в главной роли, премьера которого состоялась на Берлинском фестивале. Но после объявления карантина, видео превратился в самостоятельный фильм, фиксирующий события, развивавшиеся по совершенно непридуманному сценарию.      

По похожему пути пошел итальянский режиссер Лука Гуаданьино, сняв на смартфон короткометражный документальный фильм «Цветы! Цветы! Цветы!» о своей поездке на родную Сицилию во время карантина. Этот фильм демонстрировался в паре с полнометражным документальным фильмом режиссера «Сальваторе: башмачник мечты» о жизни знаменитого итальянского дизайнера обуви - Сальваторе Феррагамо.

Мало кому известно о том, насколько тесно Феррагамо был связан с историей Голливуда. Помимо того, что его постоянными клиентками были такие знаменитые актрисы, как Мерилин Монро, Грета Гарбо и Одри Хепберн, итальянский башмачник получал заказы на изготовление обуви для съемок многих вестернов. «Если бы ковбойские сапоги были сшиты Сальваторе Феррагамо, то Запад был бы завоеван намного раньше», так прокомментировал работу итальянца знаменитый голливудский продюсер Сесил ДеМилл. Интересно, что на просмотре этого документального фильма я заметила присутствие Кэйт Бланшетт, известной своим интересом к миру моды.

По итогам основного конкурса, Золотой Лев был вручен картине «Земля Кочевников» снятой китайским режиссером, работающим в Америке, Хлои Чжао. В главной роли снялась известная актриса Френсис Макдорманд, выступившая инициатором и продюсером этой картины после того, как она прочитала журналистское исследование Джессики Брудер. В фильме снимались непрофессиональные актеры, и по выражению Макдорманд, создатели фильма стали проводниками в мир тех людей, по разным причинам выбрали для себя кочевнический образ жизни в Америке.

А вот фильм Каутер Бен Хания, молодого режиссера из Туниса, под названием «Человек, продавший кожу», не только разнился тем, что участвовал в другой конкурсной программе Венецианского кинофестиваля «Горизонты», но и тем, что совершенно отличается и своей историей, и настроением.

Он рассказывает о том, как сирийскому беженцу по имени Али, известный бельгийский художник делает на спине огромную татуировку в виде шенгенской визы, а после выставляет парня для показа в музеях западной Европы. Несмотря на сюжет, фильм все же вдохновляет и вселяет веру в то, что можно оставаться свободным даже тогда, когда тебя продают на аукционе за 5 миллионов долларов. Не претендуя на то, чтобы стать политическим манифестом, он является скорее любовной историей, которая не оставит зрителей равнодушными. Большая заслуга в этом исполнителя главной роли - Яхья Махайни. Молодой сирийский актер был отмечен наградой за лучшую мужскую роль в рамках программы «Горизонты». В роли невесты главного героя снялась живущая во Франции молодая сирийская актриса с бездонными голубыми глазами, Дея Лиан.

Кроме того, в фильме снялась в роли второго плана Моника Белуччи. В паре с Коэн Де Боу, они оба предстали в образе современных Мефистофеля с Малефисентой. В общей сложности, на фестивале состоялись более 60 премьерных показов.

Среди них и картина «Снега больше не будет», польского режиссера Малгожаты Шумовской. Главную роль украинского парня по имени Женя, который не только проводит сеансы массажа и гипноза польским буржуа, но и лечит их израненные души, исполнил британский актер украинского происхождения Алек Утгофф. Фильм настолько загадочный, как и утверждение в его конце о том, что последний снег в Европе выпадет в 2025 году.

Кроме того, на 35-ой Международной неделе кинокритиков в Венеции, являющейся параллельной программой Венецианского международного кинофестиваля – дебютный игровой фильм украинского режиссера Натальи Ворожбит «Плохие дороги» получил приз Веронского киноклуба. Это экранизация собственной пьесы Натальи, посвященной людям, живущим на Донбассе.

Напомним также, что в прошлом году украинский фильм режиссера Валентина Васяновича «Атлантида», размышляющий о том, что может происходить на Донбассе после того, как там заканчится война, одержал победу в официальной конкурсной программе «Горизонты» 76-го Венецианского международного кинофестиваля.

Что ж, можно надеяться, что Венецианский кинофестиваль станет лодкой, которая сможет нас соединить с нормальной жизнью. Той, где есть место для путешествий, живых встреч с другими людьми и просмотру кинофильмов в кинотеатрах. Во всяком случае, лично мне этот фестиваль подарил огромную надежду на то, что все это скоро произойдет.

 Над материалом работала Лена Бассе

Контакты

daynight.tv

Email: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Подписаться

Hosting Ukraine

 

Поиск